Про мою черствость и бездушие

С точки зрения самых-самых возвышенных, высокодуховных и высокоморальных персон, человек, потерявший близкого, обязан впасть в депрессию до конца жизни, рыдать каждый день, лежать пластом, отказаться от любых радостей и даже от нейтральных дел. Почеркиваю - такое состояние должно дтлиться всегда - год, два, десять, двадцать, пятьдесят лет. Если человек спустя год, два, пятьдесят и т.д. начал улыбаться или делать что-либо с удовольствием и перестал рыдать каждый день, значит, он на самом деле не любил своего умершего близкого. В этом плане высокодуховные личности строго категоричны и не допускают никаких вариантов. Тот, кто смог пережить потерю близкого и хотя бы изредка не только скорбит, а делает что-то еще - тот никогда не любил умершего, тот черствый и бездушный человек.
В мировой литературе эту точку зрения в такой категоричной форме выражают две поэтессы:

Collapse )

А если серьезно...

...то культура отмены это дико страшно. Вчера меня не пустили на Фэйсбук и в Детектив-клуб за мои политические и религиозные взгляды, сегодня - в Инстаграмм, а чего ждать завтра? Послезавтра? Удалят мой раздел на "Самиздате" со всеми моими книгами, заблокируют мою банковскую карту, откажутся записать меня на прием к врачу? Сколько я еще смогу прожить обычной жизнью, хоть что-то зарабатывая и общаясь в интернете? Год, два, пять лет? Или все это случится уже завтра?
Я не должна жаловаться. После первого сердечного приступа, случившегося в 2008 году, врачи обещали мне лет 10 жизни, а я уже протянула почти 13. И теперь мне ничто не мешает уйти в монастырь, если я лишусь права на труд и на медобслуживание, как лишилась права на регистрацию в двух самых массовых соцсетях. Бабушки больше нет, от меня больше не зависит ни один больной и беспомощный человек, я реально никому не нужна в земной жизни.
Почему же мне так страшно из-за того, что меня "отменяют"? Почему я чувствую себя главным героем романа "Человек без лица", вокруг которого постепенно исчезал весь мир - сначала далекие звезды, потом более близкие солнцеп и луна, потом другие страны, соседние города, соседние улицы, и так пока он не остался один, пока вся Вселенная не схлопнулась вокруг него?
Тот герой был преступником, убийцей. И значит, те, кто сегодня "отменяет" людей за "неправильные" убеждения, приравнивают своих жертв к убийцам. И все вокруг, кроме самих отмененных, считают это нормальным.
Это безумно, до жути, до ужаса страшно, настолько страшно, что хочется немедленно все это прекратить, и если бы я не была православной, я бы точно это сделала. Потому что лучше ужасный конец, чем ужас без конца, а быть жертвой культуры отмены - это именно всепоглощающий ужас без конца. Одиночество - это самое страшное, что только может быть, а культура отмены приводит к абсолютному одиночеству. 

Интересные юридические тонкости

Дорогие читатели, я в очередной раз пытаюсь что-то заработать в сети - после похорон бабушки финансовый вопрос встал особенно остро. Будьте так добры, прочитайте короткую и, надеюсь, интересную и познавательную статью по этой ссылке: https://www.9111.ru/questions/7777777771283154/
Ну а если кто-нибудь еще и поставит там лайк и напишет хотя бы короткий комментарий, тот улучшит себе карму во много раз :-).

Мир может спать спокойно

Создать аккаунт в Инстаграмме мне тоже не удалось - там меня тоже объявили опасной для просвещенного, толерантного и политкорректного общества, ведущей "подозрительную деятельность в сети".
Как же здорово, что прогрессивный мир надежно защищен от таких опасных людей, как я! Все либералы могут спать спокойно - враг не пройдет, сороколетняя полуслепая и тяжело больная писательница ни за что до них не доберется, против нее выставлен прочный щит! Все свои силы прогрессивный мир бросил на защиту от нее - и сумел защитить свободных граждан!

Предвижу вопрос от политкорректных и толерантных либералов: "Зачем тебе понадобился Инстаграмм, ты в зеркало-то себя видела, уродина?" и сразу на него отвечаю: да, я знаю, что я очень некрасива, и мне на это пофиг. А в Инстаграмме я и не собиралась ничего вывешивать, мне просто хотелось посмотреть один аккаунт с фотками красиво сервированных праздничных столов, которые были недоступны не зарегистрированным. 
мусаси

Рассказ "Легенда о капитане Хопеше"

Наконец, после цикла конкурсов, вывесил в свободный доступ мой написанной ещё прошлым летом рассказ "Легенда о капитане Хопеше".
Одна из немногих моих чистых космоопер, навеянная Star Trek, но куда более мрачная.


Collapse )

Любимая бабушка

Зибер Людмила Ивановна
(22.01.1937-16.03.2021)



Кандидат физико-математических наук,
преподаватель с 40-летним стажем,
председатель садоводства,
цветовод от Бога,
грибник от Бога,
мать и бабушка.

Бабуль, если я что-то забыла указать, ты там не ругайся, ладно? :-)

Теперь я - ходячая опасность

Итак, Всемирная организация здравоохранения требует, чтобы люди, не сделавшие прививку от ковид-19, навсегда заперлись дома и вообще никогда не выходили на улицу. Иначе они являются фактором риска для всех остальных.

Collapse )
мусаси

Дело о памятнике Александру Невскому не закрыто

Дело с памятником Святому благоверному князю отнюдь не закрыто (как, впрочем, и с памятником Мундычу на Лубянке). И в течении прошедших баталий мало кто обратил внимание на еще один аспект увековечивания Александра Невского в российской столице: евразийский. А он очень важен, хотя бы в свете вот этого заявления Темнейшего.
Так что поддерживаю эту инициативу.
А Ивану III памятник мы тоже рано или поздно поставим.


Collapse )

Когда все изменилось?

Походу, в какой-то момент мои единомышленники, российские консерваторы, поменяли свою идеологию, а я этого не заметила и теперь пребываю в некотором ох...ренении.

Началось все с того, что консерваторы полностью согласны с нацистами в том, что русскими в России имеют право называться только те, кто является полностью чистокровным русским с точки зрения генетики. Мне было поставлено на вид, что я, смесь пяти национальностей, в которых русская стоит на втором месте, не имею права считать себя русской - гены не те. На мои возражения, что я родилась и выросла именно в русской культуре и русский язык является для меня родным, а следовательно, по всем принятым с давних времен российским традициям, я как раз являюсь русской, мне было сказано, что из-за таких, как я, в российские школы скоро "придут клоуны учить детей, что они могут выбрать себе пол". Все мои возражения, что пол и национальность разные вещи и их нельзя так механистично равнять, были проигнорированы.

Теперь мне так же категорично поставлено на вид, что я не должна защищать никакие свои права, включая право на жизнь - не должна отказываться от прикивки от ковида, которая гарантированно меня убьет. Потому что за права борются только либералы, а консерваторы - их прямая противоположность, и потому что "права одного человека не могут быть выше прав многих". Если я хочу бороться за то, чтобы меня не убивали прививкой или не лишали возможности зарабатывать хотя бы на еду, если я ее не сделаю, мне нечего делать среди консерваторов - я должна валить к либералам.

Так же, как выяснилось, я не имею право оспаривать утверждения психологов, которые делят всех людей в мире на две категории: на пламенных смелых героев, которые не боятся никакого риска, никогда ни в чем не отступают и всегда жалеют только о том, что они сделали, и на жалких трусливых тварей дрожащих, которые никогда за всю жизнь не совершают ни одного смелого поступка и всегда жалеют только о том, что они побоялись сделать. Я не имею права заявить, что человеческие характеры гораздо более разнообразны, что бывают авантюристы, которые остепеняются и отказываются от риска, и осторожные люди, которые в критический момент совершают подвиги. И я не имею права говорить о том, что я сама - бывший авантюрист, который не так давно слез с адреналиновой иглы и стал жить более-менее спокойной жизнью. Если я все это утверждаю - я опять-таки пропагандирую либеральную идею о том, что существует много полов и гендеров. То, что гендеры и типы характера - это тоже разные вещи, современные консерваторы также игнорируют. А если я считаю иначе - мне опять-таки надо валить к либералам.

Нет, я никогда не отрекусь от своих политических убеждений и всегда буду считать либералов самыми отвратительными мерзавцами, какие только есть на Земле. Так что валить к ним я не собираюсь.
Но в том, что мне пришло время валить на тот свет, у меня уже почти не осталось сомнений, и я сделала бы это, если бы не была верующей. Потому что консерваторов, которых я считаю и всегда буду считать лучшими людьми, в моей стране, похоже, не осталось. Либо они молчат, боятся сказать о том, о чем я здесь пишу - о том, что консерватизм не запрещает людям отстаивать свои права, о том, что он не отказывает людям смешанных национальностей называться русскими, если они выросли в русской культуре, о том, что он не делит всех на два типа.
Если таких консерваторов больше нет или если они есть, но молчат по углам, мне в этом мире делать больше нечего. Я остаюсь в нем только из-за долга перед своими пожилыми родственниками, которым требуется уход, и после их смерти я уйду в монастырь.